Горельеф, полиэкранный слайдфильм  и «правительственная» комната в «Центральном»

Редичева С.С., экскурсовод, методист павильона «Центральный» в 1979 – 1999г.г.,
на Выставке с 1979 по 2010 г.

В заключительном зале Главного павильона освещался внешнеполитический курс СССР. Центральное место в зале занимало монументальное скульптурное произведение. Это — горельеф, созданный бригадой скульпторов во главе с лауреатом Сталинской премии Е.Вучетичем.

«В могучем движении вперёд представлен в горельефе советский народ — творец истории. На переднем плане молодые рабочий и колхозница, олицетворяющие союз рабочего класса и колхозного крестьянства, торжественно несут Государственный герб Советского Союза. Над народными массами гордо реет знамя с портретами Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Овеянное многими славными победами знамя Коммунистической партии зовёт наш народ вперёд, к торжеству коммунизма. Над горельефом надпись: «Знаменосцу мира советскому народу слава!». Эта запись сделана в путеводителе1954 г.

Через два года состоялся ХХ съезд Компартии, на котором с секретным докладом (опубликован только в 1989 г.) выступил Н.С. Хрущев. Он заявил, что в стране сложилась порочная система управления – культ личности Сталина - и призвал к «очищению» в рядах коммунистов. Началась эпоха «Хрущевской оттепели». В то время для очень многих простых людей было совершенно неожиданным то, как быстро стали исчезать, казалось, непоколебимые атрибуты советского образа жизни: фото вождя в профиль рядом с Марксом, Энгельсом и Лениным, памятники Сталину,  цитаты из его работ на страницах газет и т.д. Для тех, кто представлял себе истинное положение вещей, было понятно, что наступает коренная перестройка в их жизни и карьере.

Сергей Кузьмич Бурухин, который работал в то время главным методистом павильона, был дружен с Евгением Викторовичем Вучетичем. Оба они были бравые, высокие, ладные с породистыми лицами, умным и острым взглядом, сразу было ясно: фронтовики. Они любили и знали жизнь и не боялись жить широко. Сергей Кузьмич прошел войну командиром штрафбата! Работал в мирное время корреспондентом газеты «Известия», потом пришел на ВСХВ.

Однажды в 1980 г. он рассказал о судьбе горельефа. «Приходит, понимаешь, Евгений Вучетич – красный, разъяренный, матерится – в общем, не в себе. В руках молоток. И бегом в последний зал. Как замахнется молотком и Сталина по носу как долбанёт (другое слово сказал) – только осколки полетели. Еле-еле я его оттащил! А потом павильон закрылся на реконструкцию и только через два года вновь открылся. Стал неузнаваемым. Холсты с монументальными полотнами Соколова-Скали и Герасимова посвященными историческим свершениям советского народа сняли и увезли в музей революции и исторический музей, настенные росписи и горельеф закрыли щитами».

В 1979-80 г.г. павильон стал обладателем уникальной установки для демонстрации полиэкранного слайдфильма «Мы – советский народ!». Эту экспозицию создавали для выставки специалисты «Арт-Центрума» - известной дизайнерской компании из Чехословакии, которые успешно реализовали свои проекты в разных странах мира (например, ими создан Музей шаха Ирана). Материал для фильма был отснят в Прибалтике и Средней Азии, на Камчатке и Байкале, в Тольятти и Ульяновске, Волгограде и Братске.

Специально для этого фильма был перестроен центральный зал, по периметру которого были возведены конструкции из металла для установки системы из десятков слайдпроекторов Кодак и аудиоаппаратуры. Под эти металлоконструкции под помещением зала в подвале были сооружены металлические леса, чтобы распределить нагрузку на пол. Внутри зала, напротив главного входа, выдвигались справа и слева огромные экраны со сложной цилиндрической поверхностью. Они в полной темноте бесшумно выезжали из стен прямо на знаменитую карту СССР с динамичной подсветкой основных месторождений, электростанций и трубопроводов. Во время этой смены декораций зритель слышал только шорох и видел мерцание звезд, как будто открывалось окно в прошлое.

Ниже экранов и карты, на уровне глаз были выстроены стеклянные витрины с зеркальными задниками, создававшими эффект бесконечных перспектив. Внутри витрин были установлены подсветка, вентиляторы, создававшие иллюзию простора и движения. Из знаменитых богемских стекольных  мастерских были доставлены авторские скульптуры, невероятно украсившие эту экспозицию. Новизна и современность удивительно гармонично сочетались с тяжеловесной лепниной под куполом. Паркетный пол был всегда в прекрасном состоянии и завершал парадный наряд зала.

В начале фильма шел показ тех самых больших полотен из исторического музея. Этот фильм и сам был монументальным полотном, посвященным нашей истории, нашему народу. Невероятно выразительный видеоряд сопровождался мощной прекрасной и драматической музыкой, написанной специально для этой программы. Она шла в центральном зале в течение примерно 10 минут каждый час и производила настоящий переворот в душе зрителя. Почти все выходили из зала со слезами на глазах. Я видела, как люди во время показа исторических кадров Великой Отечественной войны  стояли на коленях.

Спустя десять лет, в 1990 г. началась масштабная реконструкция внутри павильона. Были сняты все щиты, и во всем величии открылось первоначальное оформление. Это были настенные живописные работы советских художников и тот самый горельеф, на котором изображен Сталин среди народа. С отбитым носом. Конечно, о реконструкции в то время никто даже не подумал. Живопись замазали – теперь там только огромные лепные рамы. Лишь на втором этаже над торговыми киосками остались росписи на огромных холстах в технике гризали (монохромная живопись). Горельеф вновь оказался закрыт щитами, перед ним громоздятся торговые палатки, и весь вестибюль со стороны фонтана «Дружба народов» находится в довольно обшарпанном состоянии.

В 90-х г.г. в павильоне, в боковых залах экспозиционной площади возвели второй этаж, оставив без надстройки только центральный зал. Однако, сейчас и зал Конституции рассмотреть не получится - там теперь акулы в аквариумах - не пройдешь!

В павильоне симметрично, слева и справа от главного входа, на трех этажах располагались скромные служебные помещения. Все стены были выкрашены масляной краской в  кремово-бежевый цвет. Везде висели помпезные люстры из бронзы, стояла добротная мебель с бежевой обивкой. На первом этаже слева находилась большая комната, которая называлась в доперестроечное время «правительственной». Она была огромная, с длинным столом под сукном и графином на нём. Рядом с комнатой был даже свой туалет! Сюда приглашали иногда важные  делегации, посещавшие ВДНХ по разным поводам. Возможно, в 50-е – 60-е годы партийные и правительственные деятели могли проводить в этой комнате рабочие встречи в связи с посещением выставок. В 70-е и 80-е годы комната служила местом проведения партийных и профсоюзных собраний коллектива павильона «Центральный». Здесь устраивали приемы для космонавтов, знаменитых тружеников, спортсменов. Во время концертов на стилобате разрешали артистам занять помещение, чтобы переодеться. На втором этаже до 90-х г.г. располагался кабинет директора, рядом с ним – секретарь-машинистка; на третьем – кабинеты главного методиста и методистов. Здесь на площадках были еще двери в огромные помещения, где во время подготовки экспозиции просматривались фото, тексты и велась вся черновая методическая работа. Сейчас эти площади под арендой, здесь офисы и торговые павильоны, и через них можно выйти прямо в боковые залы. В правом крыле располагались комната экскурсоводов, выше – культурно-массовый отдел ВДНХ. Еще выше по лестнице – и можно было попасть на крышу.  Любому корреспонденту для съемок нужно было получить разрешение в Дирекции ВДНХ. С этой крыши снимали и снимают панорамные виды Выставки.  Я поднималась на эту крышу со стороны павильона «Атомная энергия» в 1990-х г.г., когда был сделан капитальный ремонт кровли и рассматривались различные проекты использования этой гигантской площади. Многие готовы были тогда платить большие деньги за возможность увидеть величественную красоту аллей и фонтанов, цветников и павильонов, а В.Е. Махоткин (директор павильона) долгое время хотел открыть кафе на крыше, но  потом грянул дефолт 1998 года, и эти планы были забыты.

В 90-е годы кабинет директора павильона (тогда он назывался «Городок Открытий и Творчества») устроили в бывшей правительственной комнате. Длинный стол был обычно «сервирован» инженерными изобретениями, инновационными головоломками и интерьерными занимательными штуками. За столом собирались незаурядные люди и генерировали идеи. Вячеслав Махоткин, зарядившись этими идеями, собирал совет Городка и распределял направления и ответственных. В эти годы правительственная комната всегда была полна народу и переживала свои лучшие времена, не закрываясь до позднего вечера.

Уже в 70-е это здание воспринималось как памятник прошлому, тоталитарному строю, как некий мавзолей. Даже спустя 22 года после распада СССР,  здание «Центрального» продолжает оставаться островком советского монументализма, несущего в себе все черты идеологии нашего государства 50-60-х годов. У многих людей этот период вызывает ностальгию. Некоторое время назад в помещении на 3-м этаже, где была методическая, вдруг обосновалась экспозиция памятных подарков, связанных с  ВДНХ: значков, газетных вырезок, совершенно необычных предметов с памятной историей. Экспозиция, которая была собрана одним энтузиастом, напоминала склад, но если бы ее расставить на стендах, получилось бы нечто, вроде школьного музея боевой славы.

Февраль-март 2013 г.

Запись опубликована в рубрике История Выставки с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *