Выставка «Кинотеатр повторного фильма»

До 1 ноября 2015 года в Круговой кинопанораме на ВДНХ в рамках Московской Биеннале современного искусства проходит выставка «Кинотеатр повторного фильма» — работы современных художников, попытавшихся переосмыслить архивное кино.

Все представленные на выставке экспонаты объединяет творческая работа авторов с коллективной памятью о советском прошлом.
Термин «повторный фильм» был придуман именно в СССР, для показа таких фильмов предназначались специальные кинотеатры.

В выставке представлены работы художников: Натальи Вициной («Кинотеатр повторного фильма. План экспозиции»), Дмитрия Гутова, Таисии Коротковой, Александры Паперно (инсталляция «Раскраска»), Светланы Шуваевой (фотография Сергея Сапожникова инсталляции из серии «Маргаритки»), Евгения Юфита (черно-белое фото «Новое утро»).

Кураторская группа: Александра Паперно, Наталья Нусинова, Екатерина Иноземцева
Автор экспозиционного решения: Наталья Вицина
Вход на выставку возможен в любой день недели с 12 до 20 часов. ВХОД СВОБОДНЫЙ, БЕСПЛАТНО.

Круговая кинопанорама 2015 на ВДНХ >>>

О выставке в Круговой кинопанораме:

Повтор, многократный показ становится естественной формой киножизни, законы которой едва ли можно сформулировать, но нам остается специфическая чуткость, странный механизм внутри нас, приближающий или снова отдаляющий то или иное киновпечатление.

Вот как описала экспонаты выставки художественный руководитель кинотеатра «Круговая кинопанорама» ГБУК «Московское кино» департамента культуры г. Москвы Анна Котомина:

«Евгений Юфит, Александра Паперно, Наталья Вицина, Александра Шуваева, Дмитрий Гутов и Таисия Короткова — идеальные зрители вечно повторного фильма Круговой кинопанорамы. Они покажут на выставке то, что в потоке памяти о прошлом осталось для них неизбывно важным и по сей день. Отправной точкой их путешествий во времени стали фрагменты, детали и образы из старых советских фильмов.

Евгений Юфит переосмысливает советскую идеологическую конструкцию, уже давно ушедшую в небытие. Замершие, неподвижные, одеревеневшие люди, древесный ствол-висельник, нежные объятья мальчика и волчьего чучела на черно-белых фотографиях — вот выбранные им стоп-кадры, питающие мертвую идиому некрореализма. Только вот на фотографиях непонятно, где больше жизни: в живом или мертвом. Художник заставляет зрителя колебаться относительно того, где провести границу между потусторонним и здешним миром.

Александра Паперно увидела в потоке воспоминаний о советских фильмах «бездушное великолепие домашней обстановки», как на вклейке с цветными фотографиями в журнале для домохозяек времен послевоенного изобилия. При изображении интерьеров Александра смещает точку зрения, создавая эффект «вертиго», впервые примененный Альфредом Хичкоком в фильме «Головокружение». Отступив от голливудского канона (совмещение точки зрения камеры с точкой зрения режиссера и зрителя), он тогда показал действительность глазами актера, у которого кружится голова. Этот фильм вышел на экраны за год до постройки Круговой кинопанорамы, в 1958 году. Советские режиссеры-экспериментаторы, снимавшие круговые фильмы, взяли на вооружение хичкоковский прием, поставив круговую камеру на качели в фильме «Сказание о Руси» (1987). Режиссеры Евгений Легат и Игорь Бессарабов для фильма «Здравствуй, столица!» (1966) подвесили камеру к крюку башенного крана, парившего над новостройками.

Вторая работа Александры Паперно «Раскраска» — это 11 красных флагов, вставленных во флаговые кронштейны, расположенных по периметру Круговой кинопанорамы, которые тоже не случайны. Красный стяг появляется на мачте броненосца в финале в фильма Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин»: чтобы достичь этого эффекта в черно-белом фильме в начале ХХ века, ретушеры раскрасили сотни метров кинопленки. Красные флаги на фасаде Кинопанорамы тоже раскрашены вручную и в экспрессивной манере. Одиннадцатикратный повтор раскраски флага создает ощущение движения кинокадров. 11 флагов-кадров придают старому кинотеатру сходство с прославленным броненосцем, идущим уже не сквозь строй кораблей вражеской эскадры, как в легендарном фильме Эйзенштейна, а сквозь годы.
биеннале 2015-2
Наталья Вицина разглядывает сквозь поток времени два произведения, созданные в один год: скульптуру Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» и фильм Григория Александрова «Цирк» по сценарию И.Ильфа и Е.Петрова. Оба произведения эталонны для социалистического реализма: они показали советским людям идеальную модель, прототип советского человека наподобие растиражированной впоследствии «Песни о Родине» из кинофильма «Цирк» на грампластинке Наркоммаша СССР. Обложка, кстати, была иллюстрирована фото скульптуры В.Мухиной. Пластинка затерялась бы в суматохе современности, если бы не внимательный взгляд художницы.

Идеальная модель человека, часть советской утопии, могла существовать только в изолированном искусственном идеологическом пространстве, напоминающем цилиндр цирка, где взгляд зрителя может либо рассматривать артистов на сцене, либо глазеть на зрителей с противоположной трибуны. Замкнутый круговой зал Кинопанорамы создал и сохранил образ идеального СССР. Стоит заметить, что модель советского человека рождалась в скрытом диалоге с американской массовой культурой. Главный положительный герой александровского фильма — воздушный гимнаст Иван Мартынов — появляется в цирковом номере «Полет в стратосферу» в образе супермена, предварив на два года выход знаменитого американского комикса о супермене Д.Сигела и Д.Шустера.

Объектом внимания Таисии Коротковой стала непостижимость бытовому уму цели экспериментов по освоению бескрайних космических просторов в СССР. Гипсовая фигура К.Э. Циолковского разместилась на одной из двух работ диптиха внутри теплого деревянного интерьера террасы-мастерской, превращенной в мемориальный музей ученого. Вторая работа — черно-белый кадр-панорама с ракетой из фантастического фильма 1935 года «Космический рейс». По сюжету фильма профессора не пускают на Луну, отправляя в ракете лишь собак и кошек, но он все же решается тайно нарушить запрет. Глядя на картины-кадры, можно предположить, что профессор К.Э. Циолковский, обманув всех начальников-скептиков и оставив вместо себя в мастерской своего гипсового двойника, улетел-таки на Луну. А можно предположить, что кадр из фильма, создателей которого, кстати, консультировал сам К.Э. Циолковский — изобретатель реактивного движения и основоположник ракетостроения — стал частью экспозиции музея. В пространстве этого музея уже невозможно отличить реально жившего человека от киногероя, грандиозность реализованных проектов от гиперболичности проектов так и оставшихся на бумаге или в фантазиях визионеров.

Когда кругопанорамную камеру провозили мимо заборов и киосков, пестревших нецензурными надписями, ее ради экономии пленки попросту выключали. Светлана Шуваева собрала все эти надписи как исключенные фрагменты повседневного советского ландшафта и преобразовала их в узоры на платьях. В результате платья стали одновременно напоминать о прорыве к «новому быту» в геометрической функциональности одежды и тканей Варвары Степановой 1920-х годов и о «скрытой деструктивной силе, дерзости и агрессии» прекрасных, милых с виду юных героинь фильма «Маргаритки» (1966) режиссера чешской «новой волны» Веры Хитиловой. Советские кинозрители конца 1960-х годов могли различить облики нарядных и веселых чешских девушек среди потока дорожных образов в кругопанорамном фильме 1968 года «Лето в Чехословакии». Фильм не долго показывали в Круговой кинопанораме: после событий «пражской весны» его исключили из репертуара.




Все свежие новости - на главной странице!



Запись опубликована в рубрике Круговая кинопанорама, Новости ВДНХ и ВВЦ, О сайте. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *